История родного края




Моя малая Родина


Человеку надо знать свои корни, знать историю своей малой Родины. Корни – это то, чем мы жили вчера, год назад, сто, тысячу лет назад. Это наши деды и прадеды. Не зная прошлого, мы не можем уверенно шагать в будущее.
Наша малая Родина – это Сидоровка. У этого села своя биография, которая складывалась в течении 120 лет. Каждая для села цифра не велика, но, если посмотреть, что за это время пережито, то возраст приличный.
Начнем сначала, которое обозначается цифрой 1891.
Трудно сегодня восстановить все до точности, но есть люди, которые из истиной любви к своей малой Родине, следили за историей села. Один из таких – житель села (к сожалению, ныне покойный) Сергей Иванович Курин. Его воспоминания – это своеобразная летопись села от начала  основания до последних лет его жизни. Именно в его записях мы нашли ответ на вопрос, а почему все-таки Сидоровка? Оказывается, основателем селения, по рассказам Сергея Ивановича, да и других старожилов, был Иван Егорович Сидоров. Чуваш по национальности. Каким образом он оказался в наших краях, никто толком не знает. Вот только не просто было приезжему  издалека поселиться в какой либо старожильской деревне «Тайга большая, ищи себе место, а к себе не пустим. Мы же не знаем, что ты за человек, чем дышишь, может ты вор или разбойник, а может сослан в Сибирь». Так рассуждали чалдоны, не разрешая пришельцу поселиться в той или иной деревне.
Так и пришлось Ивану Егоровичу подобрать местечко на реке Вьюнке, на небольшом взгорке, на правом бережку, за сотню метров от русла реки. Ближе нельзя, ведь надо избу поставить, двор, огород.
В общем, место вышло удачным. Лес кругом, вода рядом, да и полянки хорошие, есть где разгуляться. Да и на первое время было с чего начать. Приехал на паре лошадей. Правда, руки только его, да жены. Отец старичок, но и он по дому помогал. Но уже через пять лет после появления новой заимки к первопоселенцу стали присоединяться земляки и родственники из Чувашии, и уже к 20-м годам образовался переселенческий поселок.
А Иван Егорович взял всю ответственность на себя. Он и планировкой занимался: кому и где селиться, как архитектор планировал, кому, где строить. Следил, чтобы все было, как в Сибирских селах, чтобы улицы ровные и чтоб порядок наводили. По всем вопросам обращались к этому человеку. Нужно было взять в земельной управе разрешение на порубку леса или на строительство, или на заселение – сначала к Ивану Егоровичу за советом. Мужик он был по тем временам грамотный: читать и писать мог. Да и договариваться тоже. Другой раз ехал с челобитной в Колыванскую земельную управу. Никто не знает, как он там договаривался, но возвращался всегда с разрешением и на порубку и на заселение. При этом все бесплатно,  как для переселенцев из России. Все под свою ответственность брал: вести учет переселению, следить за порядком. Вот и назвали село в честь его основателя. А самого Ивана Егоровича сельчане уважали. Не один житель не проходил без низкого поклона, снимая шапку.
А мокшане почему?
Не секрет, что у сидоровчан есть прозвище – мокшане. Обидное или нет, но интересно, откуда оно взялось?
Получалось, что первое заселение – это чуваши. А мокшане – это мордва, жившие на берегах реки Мокша. Как узнали, что деревня строится, повалили со всех сторон. Потом и русские селились из разных губерний.
В поисках свободной и нормальной жизни в деревне поселились рязанские, вятские, казанские, тамбовские, симбирские, ересенские… люди из разных мест, а значит наречье разное. Перемешались, друг друга не по фамилии называли, а по той местности, откуда человек приехал. Каждого по фамилии знал только староста как Сергей Рязанский, Ефим Ересенинский и т.д.
Вообще трудно сельчанам общаться друг с другом. Нации смешанные, по пути в Сибирь кое как научились понимать русские слова, да и то с искажением, прибегали к мимике, как глухонемые. Не редко из за этого получались скандалы, смешают свои национальные с русскими, а слово какое  ни будь обидное получается, до драк дело доходило по этой причине. А в округе наших сельчан с трех слов узнавали. Только заговорит, бывало на базаре с незнакомым человеком и сразу понятно.
- Ты из Сидоровки?
- А как ты узнал?
- А по твоему разговору, слова русские переворачиваешь наизнанку – чуваш или мокшанин.
Мокша́не (мокш. Мокшет) — этническя группа мордвы, говорящая на одном из двух мордовских языков волжско-пермской подгруппы. По данным переписи 1989 в республике Мордовия проживало 180 тыс. мокшан, остальные проживают за её пределами, в различных областях и республиках Центральной России, Поволжья и Сибири. Крупные диаспоры мокшан также существуют в Эстонии, Австралии, Соединённых Штатах Америки. Большинство мокшан исповедуют православие, есть также лютеране и приверженцы традиционной дохристианской системы верований (мокшень- кой). Отдельной этнической группой мокшан являются каратаи, проживающие в Камско-Устьинском районе республики Татарстан. Они говорят на татарском диалекте с примесью мокшанского языка.
Чуваши́, чăваш, чăвашсем мн. ч. (самоназвание), Chuvash people (англ.), Tschuwaschen (нем.), Tchouvaches (франц.) — титульная нация Чувашской Республики в Среднем Поволжье в Российской Федерации. Чуваши говорят на чувашском языке булгарской подгруппы тюркской группы алтайской языковой семьи. В чувашском языке выделяют верховой ("окающий") и низовой ("укающий") диалект, на основе которого сформировался литературный язык. Наиболее ранним был тюрский рунический алфавит, замененный в X-XV вв. арабским, а в 1769-1871 - русской кириллицей, к которой затем добавили специальные знаки1. Чуваши делятся на две основные субэтнические группы в соответствии с течением Волги: верховые (вирьял, тури) на западе и северо-западе Чувашии, низовые (анатари) - юге, причем в центре республики выделяют группу средненизовых (анат енчи). Традиционные занятия чувашей - пашенное земледелие, животноводство, огородничество, хмелеводство и пчеловодство. Чуваши с XVI-XVIII вв. - православные (80-90% населения), однако в 1990-е-2000-е гг. наблюдался интерес к языческому прошлому. В Министерстве юстиции Чувашской Республики зарегистрировано 2 объединения этнических верований чувашей. По антропологическому типу большинство чувашей - европеоиды с некоторой долей монголоидности (субуральский расовый тип).
А между тем все шло своим чередом. Деревня строилась, жители занимались земледелием, животноводством.  При увеличении деревни появилось много мастеров на все ремесла. Да оно и нужно было всяких мастеров. Селились сапожники, пимокаты, портные верхней одежды и нижнего белья, – не все же могли сшить рубаху или штаны, юбку или кофту. Кто носил шубы да тулупы с дохами из собачины, а кто и зипуны из самодельного сукна, да и шабурьё вместо тулупа, – не у всех же был достаток сшить тулуп или доху… А ведь в зимнее время в Сибири у нас без такой одёжи не обойтись. Ездили на конях в санях, а не в автобусе или в кабине на машине и тракторе.
На первых, как говорится, порах нужно поселенцам обзавестись хозяйством. А как, думаете, обзаводились? Некоторые приезжали, будем говорить, с Росеи с деньгами да и на своем тягле, то есть на лошаденке или на двух. А многие и на наемных подводах. Лишь бы выбраться с малоземелья на вольные земли, чтобы лучше устроить свою жизнь. И устраивали. Кто нанимал лошадей у старожилов – обработать хоть часть своего участка. Кто по пути покупал себе тягло, или оставались в окрестных деревнях на временную работу по найму, лишь бы приобрести свое хозяйство, особенно лошаденку. У некоторых переселенцев были и порядочные семьи, да рабочих рук хватало. В то время ручной труд кормил человека, вся техника была – конная молотилка, да у кого конная жатка, и то редко. Пахали не плугом, а сохой, которой картошку теперь окучивают. Бороны деревянные с железными зубьями, и то не у всех – только кто жил посправнее, было на что купить. Дерево-матушка, особенно береза, выручала бедноту: чем ничем надо обработать землю-матушку. А остальная работа ложилась вся на мозолистые руки мужика, но и женщин не обходила. Особенно в покос и в уборку урожая. Поэтому требовались рабочие руки в старых деревнях, где жили мужики, которые раньше покинули европейскую часть России. Они и нанимали рабочую силу в батраки на время. Рассчитывались по договоренности. Кто за коня отрабатывал всей семьей, кто за хлеб, то есть за зерно на семена.
Вот таким путем и начинали жить наши сельчане. Жили по-разному. Кто бедновато, но больше отдыхал. Кто и богатство быстро наживал, но отдыхать меньше приходилось. Оно само хозяйство не давало отдыхать. Охота побольше хлебушка сжать, значит, нужно побольше посеять, да и получше обработать, – опять отдых в отставку. Задумал скотинки больше держать – а за ней нужен уход, иначе ничего не получишь. Были, сказывают, и такие – по двадцать лошадей имели, но только за целый день до Колывани доезжали. А про других рассказывали – всего двенадцать меринов держали, вот у них были кони. Было, говорят: как выйдет из Сидоровки, не успеет и остыть – уже в Колывани. С делами управится и до заката солнца дома. Вот так вот и жили по-разному в Сидоровке. Но ленивых были единицы. Большинство – работающий народ.
А ведь не все занимались хлебопашеством, а кто как умел жить. Взялся портняжить – только этим и занимается, этим и кормит свою семью. Научился кожи, овчины выделывать – этим и занимается. Ну, может, и сеет десятину или две, да сено косит для коня. Поехать-то надо куда-нибудь. Корову держать не обязательно, молока и так заработает без лишней заботы.
Вот так и жила Сидоровка, и развивалась. Кто в работниках жил, а кто и работников нанимал. Даже и купчики свои завелись по мелкой торговле. Первая необходимость – это соль. Кое-какая и мануфактура. Не каждый мог поехать хотя бы в Колывань, то есть не у каждого лошадь была. Как вот, примерно, у кустарей, которые занимались пошивкой одёжи, обуви, выделкой кожи и овчин, у пимокатов… Были и дерево - искусники, которые делали веретёшки для пряжи ниток, прялки ручные, чтобы было удобно прясть пряжу, то есть для крепления кудели, из чего окручивается нить. Самопряхи, которые крутят ногой, то есть приводят в движение шпули, на которые наматывается крученая нить. Вот для таких людей нужны были торговцы, которые закупали у колыванских купцов необходимые для сельчан товары и продавали у себя в Сидоровке. Это в начале организации деревни. А кто занимался хлебопашеством, тот и сам каждую субботу на воскресенье ездил на базар. Что-нибудь да продавал. Везли, как уже говорилось, от зерна начинай, до дуба-корья… Мох, дрова, сено, – в общем, кто чего приобретет для продажи.
Так вот и развивалось сидоровское крестьянство. У большинства было сообщение летом с колыванским базаром, а зимой, может, кто сена накосит с излишком да увезет, продаст, или дров наготовит с избытком.
Время течет как река, а Сидоровка все разрастается уже вширь, как река в половодье. Чуть где ледяной затор – из берегов выходит, расширяется. Так и Сидоровка. Свадьбы участились, а венчаться ехать – самые ближайшие церкви Тырышенская, да Тропинская, на расстоянии по двадцать верст каждая, а в Колывань – двадцать пять. Шибко уж неподручно, далеко, да морозы сибирские суровые.
Стало задумываться деревенское главенство, как избежать таких трудностей, как венчание в другой деревне да крещение младенцев – тоже неизбежное событие. Хотя бабки-повитухи погружение и делали, но это не всё. Нужно миропомазание делать, а это было позволено только священнику. Нужно что-то решать, свою церковь строить. Собрали сход общедеревенский с предложением: обществом строить свою церковь. Таким же путем строить, как и моленную, только взносы денежные побольше. Да подальше лес возить, и только березник – осинник не положено впускать в постройку божьего храма, так как Июда задавился на осине, предатель Иисуса Христа. Тут уже и Южино вошло в общину, Кочетовка с Никольским уже строились – тоже вошли в Сидоровскую общину на построение церкви, хотя они еще были в начальной стадии заселения.
Опять забота же Ивана Егоровича Сидорова – хлопоты возлагаются на деревенскую думу. Нужно обращаться в колыванское духовенство, но это дело быстро решилось. И подрядчиков нашли – не одного, а два подрядчика-строителя приехали на наемные торги. Да свой сидоровский мастер-строитель был – мокшан Рубцов Андрей. Назначили день торгов. Из Колывани приехали от духовенства представители, и из земуправы. Сделали сбор сельчан, да из Южино приехало много, из Кочетовки с Никольским.
Дело было ранней весной, тепло на улице. Собрались народу много, всю площадь заполонили. Была сделана трибуна человек на десять, а то и больше, чтобы вся братия начальствующая уместилась. Выбран был судья торгов из земуправы, который и вел торги, то есть рядился ценой за строительство с подрядчиками. Первую цену запросил Рубцов: четырнадцать тысяч. «Кто дешевле?» – объявляет судья. Один из приезжих: «Тринадцать», – объявил свою цену. Снова судья отстукивает молотком. Второй дал согласие на двенадцать. Первый приезжий – на одиннадцать. Рубцов больше не стал встревать в торги. Только приезжие друг друга старались перебороть снижением цены.  Остановились на одиннадцати тысячах, да на могарыч две сотни – обмыть подряд.
Неделю вели подготовительные мероприятия да сбор строителей. Начали с вывоза камня с Колывани. Есть там такое место, что залегает гранит. Да ведь площадку для церкви надо было расчищать, даже деревья нужно было срезать, оставленные для привязи коней приехавшим на базар. Да и лес находили поблизости, начали сваживать (оставались кое-где березовые деляны).
Так и началось строение церкви в тысяча девятьсот девятом году, а закончилось в тысяча девятьсот одиннадцатом. Святили церковное здание и первое богослужение провели на Покров. И присвоили престольный праздник Сидоровке – Покров [Пресвятой Богородицы], четырнадцатого октября. Первый священник в Сидоровке был Россов.
После построения сидоровской церкви и присвоения селу престольного праздника Сидоровка в праздничные дни многолюднее стала, так как стали наезжать с Никольска, Кочетовки и Южино.

В начале 1920 года образовался Сидоровский сельский совет. В 1928 году в нем насчитывалось 2408 жителей, 385 дворов 48 хозяйств по Совету (по данным Колыванского Райгосархива), а к 1960 году в него влилось Южинский, Кочетовский, Вандакуровский. К Сидоровскому совету относились села Кочетовка, Никольск, Вандакурово, Южино, Щербеневка, Таранино, Свердловка, Молот.

Однако не все было так гладко, как кажется на первый взгляд. В 1920 году Колывань и села района охватил кулацко – контрреволюционный мятеж. Не обошел он и Сидоровку.  Кулацким восстанием руководил штабс – капитан колчаковской арии Пухов Виталий Павлович. Штаб мятежников расположился в селе Сидоровка. Цель мятежников захватить власть в советах путем уничтожения коммунистов. Тяжелые, кровавые события. Были убиты коммунисты: Ефим Фролович Мамонов, Никита Михайлович Муханов из Южино, Иван Васильевич Пимонов, Павел Николаевич Головин из Сидоровки. Расправлялись с коммунистами жестоко. Так Головина убили обухом топора по голове. Мученическую смерть принял Иванов Михаил Степанович. Коммунист, он был организатором кооперации и машинного товарищества, на первой районной партийной конференции он представлял Сидоровскую Ком. Ячейку. Во время восстания М.С. Иванов находился в деревне Саврасухе на мельнице, там и взяли его бандиты, а убивать повезли в Сидоровку. Пока везли, мучили; 24 раны нанесли пиками, в родном селе он только успел попрощаться с родными, знакомыми, домом. Так от рук бандитов пострадали Семен Сентябов, Александр Перфирьевич Головин, Николай Федорович Шахин. Шестого июля их арестовали и заперли в сарае, а следом арестовали Иванову Наталью Ивановну жену убитого Иванова М.С. (она была с грудным ребенком), Леонтьевну Марию Петровну, Степана Логунова, Василия Загребаева, Ефросинью Головину, Федора Степановича Рохманинова. Держали их под арестом два дня. Не кормили, выводили по нескольку раз, пугая расстрелом. Восьмого июля арестованных пешком погнали в Колывань и снова посадили под замок. А утром их освободили красные. Под охраной красноармейцев освобожденных повезли с родное село Сидоровка.
Убитых коммунистов похоронили в братской могиле возле церкви. Во время похорон дали салют из пулемета поверх голов, выстроенных здесь  бандитов, а затем здесь же расстреляли троих «полковника» - руководителя повстанцев, кулацкого председателя и начальника штаба банды (штаб их размещался в школе).
Но на этом кровавые бои не закончились. Мятеж продолжался. Сразу же после разгрома партийно – советских учреждений было организовано свое управление, именуемое крестьянско – партийной думой, в состав которой входили представители купеческо – кулацких верхов: Шальнев из Сидоровка, Чупахин из Никольска, Балуев из Кочетовка. Они собирали оружие и вооружали повстанцев, мобилизовали кузнеца ковать пики, сабли, а население – рыть окопы, вели агитационную работу среди населения. Объявили мобилизацию людей, создали карательный отряд, красные флаги заменили белыми. Вывесили лозунги «Да здравствуют Советы без коммунистов». Повстанцы в первую очередь напали на милицию, а потом разразилось восстание по – настоящему. Во время его погибло 166 человек.
В селе Сидоровка имеется братская могила в память погибшим борцам за Советскую власть во время кулацкого восстания (июль 1920г). Он сложен из кирпича и отштукатурен.
На мемориальной доске фамилии погибших: Загребаев В.Д, Иванов М.С., Головин П.Н, Закамский П.Н, Сентябов Е.Ф..

Сейчас именем Иванова названа улица в нашем селе.
 
Долго приходилось жителям села восстанавливаться, приходить в себя, при том, что время летело быстро, надо было жить, растить детей, привыкать к каким – то новым требованиям и тем не менее успевать просто жить, иметь какие - то свои радости, соблюдать традиции, праздники.
Учащиеся средней школы которая была построена в 1968 году, в ней была восьмилетняя школа, а средняя была открыта в 1985 году, под руководством учителя биологии и химии Татьяны Петровны Карпуковой постоянно занимаются исследованиями, изучением природы родного края, их так же интересует быт сельчан более давнего времени. Как жили, чем питались, чем занимались в свободное от работы время. И вот из исследовательских работ ребят мы узнали множество интересных вещей. Так, бабушки рассказывают, что в питании основным были овощи, ягоды. Летом в лесу рвали землянику, смородину. Их сушили, а зимой пекли пироги. Варенье не варили – не было сахара. В лесу же собирали грибы, их сушили, солили в больших деревянных кадушках, опять же пекли пироги, а из овощей тоже готовили разные интересные и очень полезные блюда.
Женщины нашего села поделились даже старинными  рецептами блюд. Вот некоторые из них. На наш взгляд их стоит внести в нашу летопись, может потомкам это покажется интересным.
Паренки.
Паренки делали из моркови, свеклы или брюквы. Сначала нарезали кружочками, затем укладывали в железные чугунки и ставили в русскую печку и парили.

Кулага.
В глиняный горшок насыпали ржаную или пшеничную муку добавляли калину и заливали кипятком. Охлажденная кулага была очень вкусной и сладкой.
Суп из лебеды.
В чугунок наливали воду, ставили на русскую печь и кипятили, затем добавляли очищенный картофель и листья лебеды или щавеля, и томили несколько часов.
Лепешки из лебеды.
Из соцветьев лебеды делали муку (в специальных рушилках), готовили в русской печи.
         Драники.
Клубни картофеля нарезали кружочками и поджаривали на плите.
         Квас.
Из картофеля и льняной мякины делали колобки, ставили в русскую печь, закрывали заслонку и замазывали ее, чтобы горячий воздух не выходил из печи. Затем томили, добавляли хмельную закваску, настаивали, цедили и пили охлажденным.

         В  нашем селе, как и во многих других местах, издавна существуют свои традиции и обычаи.
         «Традиция» - исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколение обычаи, порядки, правили поведения. Самой главной и основной традицией было у наших прабабушек, бабушек и мам вышивание крестом и гладью. Вышивание крестом является популярным видом времяпрепровождения еще со средних веков, когда стало модным украшать свою одежду вышивкой. Это были женские блузки из белой ткани, вышивка была выполнена на груди.
Постепенно вышивание перенеслось на убранство в доме: стали вышивать наволочки на подушки, как крестом ток и гладью, покрывала на кровать, свесы. В те далекие времена, как нам рассказала старожил Куянова М. А., было очень модно иметь в доме комод и эту мебель тоже стали украшать вышивками.
Кроме всего наши женщины украшали полотенца вышивкой на обоих концах.  Вслед за полотенцами начинали вышивать дорожки.
В деревне было распространено «вечерование», т.е. женщины собирались по вечерам у кого-то в доме и занимались своим любимым делом. К этому занятию они привлекали своих детей. Девочки начинали вышивать с 9 -10 лет. По воспоминаниям старожилов, когда еще не было электричества, то вышивали при лампе, заправленной керосином, а у кого и этого не было, то старались перед печкой и пока ярко горели дрова, вышивали.
Из воспоминаний Шальневой Марии Федоровны: «Когда собиралось много людей, то обязательно пели песни. Эти песни запоминала и подрастающая молодежь. Было очень весело».

С одной из песен, тех 20-х – 30-х годов, поделилась с нами Шальнева Анна Романовна. Эту песню привезла её мама из Расеи.

Вы поля наши поля, вы широки поля,
Как на этих полях урожая нема
Только есть урожай кучерявой вербой,
Как под этой вербой, солдат битый  лежал. (2 раза)

Он убит, не убит, грудь пораненная,
А в ногах у него вороной конь  стоит.
Уж ты конь ты мой конь, конь товарищ родной,
Уж ступай ты мой конь у Россию домой. (2 раза)

Передай-ка мой конь отцу с матерью – поклон,
А жене молодой, что женился на другой.
Поженила меня пуля медная.
Повенчала меня сабля острая. (2 раза)
Шальнева Анна Романовна  родилась в 1928 году, село Сидоровка Колыванского района Новосибирской области.
Закончила Сидоровскую школу, 8 классов. После школы пошла, работать медсестрой. Затем 48 лет  Анна Романовна, до самой пенсии, проработала в колхозе «им. Ленина», дояркой.
Петь стала с детства и до сегодняшнего дня, а ей уже 83 года. Как вспоминает  Анна Романовна, мама прядёт куделю и поёт, а мы ребятишки слушали, а потом уже подпевать стали. Приехали родители  Анны Романовны  в Сибирь, как они раньше считали Сибирь – неразрушимая страна, где много земли, но песни пели свои родные. Так на этих песнях и выросла Анна Романовна.
Анна Романовна вышла замуж за  Ивана Николаевича, его родители были чистые мокшане, по-русски не понимали ни слова. В 1986 году Анна Романовна овдовела, дети живут в городе, и только песня спасала её от одиночества. С тех пор она пела в местном клубе, была моложе ездила по деревням и районам Новосибирской области, только два года, как она не выходит на сцену, здоровье подводит. Но песня навсегда останется в её душе.
Любимым развлечением молодежи было святочное ряженье и колядки, когда «рядились в хари», пели песни, плясали и в «ладони били». Летом водили хороводы, играли в бабки, лапту, городки, чехарду.
Мужчины не прочь были помериться силой в борьбе, кулачных боях «стенка на стенку», конных скачках, в игре «Взятие снежного городка».  
Вот как проходила эта игра: «на поле строились две стены из снега, связанные сверху поперечиной также из снега. Это строение должно было представлять собой крепость, вокруг которой стояли служащие с очень длинными пиками, а другие служивые верхом должны были эту крепость взять. Невозможно описать, в какой суматохе все это происходило. Крепость никогда не атаковало более двух – трех всадников, а чаще всего лишь один. Бешеным галопом мчался всадник к крепости, но его встречали ударами, сбивали с лошади и крепко отделывали. Всадники приходили в ярость оттого, что не могли взять крепость, и хотели пустить в ход против ее защитников стрелы, но воевода не разрешил этого делать, и крепость осталась в руках ее первых владельцев».
В такой жесткой игре была, конечно, своя доля потехи и развлечения, но главная ее задача заключалась в выработке настоящего мужского характера, силы и ловкости.
Святки – это двухнедельные новогодние празднества, которые издавна отмечали наши предки. Не было на Руси более веселого праздника, чем святки. Все 12 дней праздника заполнялись выдумками и проказами. Во многих местах России святки называли Колядою. В старину почитали богом мира и пиров и зимой праздновали специальный праздник, посвященный ему. Самым веселым на святках было колядование, или колядки, любимое занятие детей всего села.
К святкам начинали готовиться задолго. Придумывали шутки, проказы, святочные костюмы и маски. А начинали колядовать в ночь с 24-го на 25-е декабря по старому стилю.
 Но обходили село колядовщики  не только в эту ночь, но и под Новый год, и на кануне Крещенья. Новый год означал обновление мира. Это пора веселья, радости, праздник для всего села, для всех жителей от мала до велика.

Война.
Как и для всего народа, Великая Отечественная война стала для сидоровчан тяжелым испытанием.

На территории школы установлен памятник погибшим. Все их фамилии перечислены.

Вернулись с полей сражений немногие: Карпуков Ф.А., Жаворонкина А.Д., Кубрин Н.И., Евсеенко И.А., Куянов К.И., Пахомов С.С., Зорин С.Ф., Буслаев Ф.С., Рябцев В.М., Слесарев И.А., Шклавцов И.И. 




С каждым годом список этот редеет, и на сегодняшний день остался в живых всего один ветеран ВОВ это Кубрин Николай Иванович. 
                 
Кубрин Николай Иванович родился 19 декабря 1926 года в д. Красный Яр Большереченского района Омской области в крестьянской семье. С 10 лет пошел учиться в школу. По окончанию школы ушел на фронт. С  1945 года работал на железной дороге. С 1947 года начал работать в д. Кочетовка, всю жизнь трудился в полеводстве и в колхозе.

Награжден многими медалями и орденами:
В 1965 г награжден юбилейной медалью (двадцать лет победы ВОВ 1941 – 1945гг)
В 1967г награжден юбилейной медалью (50 лет вооруженных сил СССР)
В 1975 г награжден юбилейной медалью (30 лет Победы ВОВ 1945 – 1945гг)
В 1978г награжден юбилейной медалью (60 лет вооруженных сил СССР)
В 1985г награжден юбилейной медалью (40 лет войне Победы в ВОВ 1941 – 1945гг)
В 1985 награжден орденом Отечественной войны  II степени
В 1887 г награжден медалью «Ветеран труда»
В 1988 г награжден юбилейной медалью (70 лет вооруженных сил СССР)
В 1995г награжден юбилейной медалью 50 лет в ВОВ 1941945гг
В 1996г награжден медалью Жукова
9 мая 2000 года вручается знак «Фронтовик 1941 – 1945гг»
В 2005 году награжден юбилейной медалью (60 лет Победы в ВОВ 1941 – 1945гг)
Знаком 25 лет Победы ВОВ (За доблесть и отвагу)
         В 60 лет пошел на пенсию и до сих пор живет в с. Сидоровка.

9 мая 2012 года жители села придут к памятнику и будут чествовать Николая Ивановича, и отдать дань памяти тем кого нет с нами.

До перестройки
Село Сидоровка была центральной усадьбой колхоза им. Ленина. После войны хозяйство приходило в порядок, менялись руководители, при каждом происходило какое-то движение вперед, а особенно процветало во время руководства им Юрием Федоровичем Петуховым. Умелый организатор, требовательный к себе и людям он сумел вывести колхоз на передовую линию: при нем было много построено жилья, хозяйственных построек, приведен в порядок гараж, пашни. Настоящий хозяин, Юрий Федорович смотрел вперед, люди были очень довольны: при нем они почувствовали себя достойно, стали жить богаче.
Однако, такого человека быстренько забрали на повышение, один за другим стали меняться «хозяева», а тут еще и общие перемены, колхоз стал хиреть, потихоньку разваливаться, и когда в 1991 году его возглавил бывший партийный работник В.И.Рожков, колхоз уже, можно сказать был на грани развала. Новый руководитель старался удержать хозяйство на плаву, не развалить хотя то, что осталось. Очень трудные годы – эти девяностые, поголовье скота уменьшилось, нечем платить зар. плату, процветало воровство и пьянство. С большим трудом председателю удалось осуществлять руководство полуразрушенным хозяйством, в 90-е годы колхоз стал акционерным обществом закрытого типа (АОЗТ), поддержки от государства никакой, люди выживали за счет собственного хозяйства, много было недовольных, подстрекателей, вредителей, винили во всем председателя, но все-таки выжили. (Акционерное общество разделило землю и имущество бывшего колхоза на паи. Паи эти растащили по дворам, многие взяли кредиты для ведения фермерского хозяйства, но мало кто долго продержался. Скот порезали, землю запустили, нерадивые хозяева пропили, растащили последнее, и в результате сегодня не осталось ни одного фермера. Сдали теперь землю в аренду, но и здесь толку нет). Руководителя А.О. вскоре перевели на руководящую работу в район, а хозяйство продолжало разваливаться с еще большей скоростью. Разрушены многие добротные помещения в их числе рапсовый завод, дом животноводов, детский сад, хозяйственные постройки, гараж.
С болью наблюдают за развалом те, кто когда-то все создавал, а молодежь покидает село, так как не видит перспективы. Вот с чего начиналось, и чем заканчивается.
Печально, но жить надо и те, кто остался в родном селе, продолжают жить, трудиться и верить в лучшее. На сегодняшний день         население села составляет около 700 человек, из которых более 100 пенсионеров.
В 2011 году Совету Ветеранов было вручено Благодарственное письмо от депутата Законодательного Собрания Н.С.О. А.М Шпикельмана за активную жизнедеятельную позицию, добросовестный труд, большой вклад в развитие села.

При ДК действует фольклорная группа «Рябинушка», в которой участвуют наши пенсионеры:
Андреева Т.К, Патрина З.И., Захарова П.Н., Колесникова Г.И., Асмакова Н.В. Букичева Л.П., руководитель Патрина О.И..




Многими дипломами и грамотами была награждена  группа. 
         В 2011 году начальником отдела культуры Дружининой Н.С. отмечена положительная работа фольклорной группы «Рябинушка» по сохранению, пропаганде и популяризации народной песни.

Заведующая библиотекой Т.А. Андреевой вместе с Ивановой В.Н. организовали  клуб общения «Селянка». За время существования клуба было проведено много мероприятий на различные темы, где  весело и интересно  проходят заседания.  Клуб «Селянка» посещают наши женщины:

Архипова Г.А., Рубцова М.Е., Андреева Т.К., Калинкина Н.М., Левкова Л.А., Захарова П.Н., Асмакова Н.В., Колесникова Г.И., Астахова Л.В., Сурдина Л.А., Кудрявцева Н.Н., Синягина Н.В., Буслаева Т.В., Пахомова В.И., Шкурина Г.Н.,  Макеева Н.Г.


В Сидоровке с 1986 года действует спортивный комплекс. В нем работают секции: баскетбольная и легкой атлетики. Руководят сегодня ими учитель физкультуры Пахомов С.С., а секцией легкой атлетики – глава администрации И.Ф. Карпуков. Учащиеся школы на различных соревнованиях завоевывают много почетных грамот и кубков.

Большая работа по обучению и воспитанию подрастающего поколения ведется в средней школе. В ней много замечательных педагогов это: Т.П. Карпукова, Л.Г. Карпукова, Л.И. Батунина, З.И. Патрина, Т.К. Колесникова, Н.К. Левков и др.. Руководит коллективом А.В. Левков.
Педагоги стараются привить детям любовь к родному краю, к его истории. Вместе они изучают природу, в школе создан школьный музей, ребята несут старинную утварь, собирают материалы о земляках, о селе.
Стараются люди выжить, не бросают родную брошенную землю, которая разделена на паи, но эти паи никому сегодня не нужны. Заросла земля, нет животноводства.
 Созданная когда-то с нуля деревня снова приходит к этому нулю. Обидно, но сегодня на такой печальной ноте мы поставим точку в летописи нашего села.

Комментариев нет:

Отправить комментарий